На обложку | Главный сайт | Официальная информация | Абитуриентам | Наука | Молодежный НИП | Научные школы УдГУ | Научные конференции УдГУ | Международная деятельность | Воткинский филиал | English site | Финно-угорский НОЦ | Центр Трансфера Технологий | Газета Удмуртский университет | Газета Универ.RU
Удмуртский университет
9 (237)
Wednesday,
31 October 2018

Мы и мир

Алтай... Как много в этом звуке!

Образовательный тур на «уазиках»

Выражение «был на Алтае» рождает массу ассоциаций: Белуха, Катунь, Василий Шукшин, Манжерок, турбаза, горный поход. Как это ни странно, наше путешествие прошло мимо этих образов.
Хотелось увидеть места, если не экстремальные для посещения, то хотя бы труднодоступные. Осуществить эту задумку помогла команда знатоков алтайской природы и любителей автопутешествий из Горноалтайска. В итоге наш образовательный тур «Метапредметный подход в обучении на примере комплексного изучения памятников природы России» состоялся на уазиках.
За 10 дней мы проехали более 2000 км, пересекая Республику Алтай вдоль и поперёк: от монгольских границ до Телецкого озера и от Горноалтайска до Кош-Агача.

Кизяк. Чуйский тракт — главная артерия Алтая, захватывает дух сразу. Кружат голову и перевалы, и серпантины, и «тёщины языки», но, в первую очередь, окружающие виды. Играющие красками горы, пенящиеся перекатами бирюзовые реки, пасторально плетущиеся по встречке коровы…

Мы поднимались над уровнем моря, горы мельчали, а долина реки расширялась. Под вечер второго дня езды пространство вдруг раздвинулось на десятки километров Чуйской степи. Ночевать выехали на озёра вблизи районного центра Кош-Агач. Всего пару часов назад мы петляли по прижимистой дороге мимо Чуйских бомов — скалистых склонов гор. Теперь — простор, который невозможно охватить взглядом.

Ставим палатки уже при свете фонариков, а желудок просит ужина, и главное — чая. Справляюсь с обустройством временного жилища и спешу на помощь водителям-заводилам:

— Давайте, ребята, чайник, — за водичкой слетаю!
— Сходи, конечно, — отвечают мне. — Да не летай в темноте-то — здесь коровы всё минировали!

Осторожно набираю в озере воду. Кругом — каменистая степь и жиденькие травинки, а кустов и деревьев для костра и в помине нет. И тут вспоминаю о «минах». Конечно же, коровий кизяк — вот топливо степных кочевников! В темноте нахожу на ощупь несколько сухих «лепёшек». Пытаюсь разжечь кизяк от куска бересты, и лагерь наполняется густым дымом. От свежей охапки кизяка костёр начинает тлеть увереннее, и скоро языки пламени уже лижут дно чайника. Девушки тянут руки к костру, уже без опаски и стеснения по поводу использования «дров». А через 10 минут все уже пьют горячий алтайский чаёк с баданом и брусникой, прикусывая пряниками.

Укок. Мистическое место силы. Пазырыкские курганы, где покоилась «Алтайская принцесса» — известная на весь мир мумия молодой женщины, прекрасно сохранившаяся в вечной мерзлоте. Граница четырёх государств и географический центр евразийского континента. И вторая по величине вершина Алтая — гора Табын-Богдо-Ола.

Для меня путешествие на плато Укок было, пожалуй, главным пунктом всей поездки. Но, казалось, Укок совсем не рад незваным гостям. Волнение закралось ещё на стоянке «Тёплый ключ», последней ночёвке перед перевалом. С заходом солнца тепло словно выключили, долина наполнилась пронизывающим ветром, обещая ночные заморозки. С утренним солнцем пришло тепло, а с ним и уверенность в успехе нашего предприятия...

Через перевал транспорт шёл налегке, а людей ждал пеший подъём по склону длиной в восемь километров. Перешагивая через валуны, с трудом представляли, как по этой круче проедут уазики. Но машины быстро нас догнали и затем уже не так резво, но уверенно продолжили движение вверх, иногда по-черепашьи, колесо за колесом, преодолевая каменистые россыпи и промытые колеи.

День обещал быть солнечным и тёплым, и наше восхождение сопровождали только радостные эмоции: картины вновь появляющихся хребтов, горных речушек и снежников, цветы альпийских лугов и кристальное озеро прямо за перевалом.

Плато Укок оказалось плоскогорьем, совсем не похожим на Чуйскую степь. Ландшафты пересекались многочисленными холмами, отрогами хребтов и по растительности скорее напоминали тундру. Склоны заросли карликовой берёзкой и ивой. Чтобы увидеть красавицу Табын-Богдо-Ола, нужно было подняться с километр по склону.

Место проявляет себя, если в него начинаешь вживаться. Когда лагерь наполнили звуки топора, звон котелков и деловая перекличка дежурных, возникло ощущение уюта и приятия. Пришёл вечер, а с ним знатный ужин: борщ из свежих овощей и жаренный в панировке осман — местная рыбка из карповых. Весёлый треск дров, журчание реки, негромкие разговоры, переходящие в весёлый хохоток — всё это помогло расслабиться, отогнать прочь волнения и сомнения. Да, Укок нас принял. На темнеющем небе проявились особенно близкие сейчас звёзды, а само оно казалось нарисованным на незримом куполе. И невозможно было надышаться этим воздухом, то ли от его разрежённости, то ли от переполняющего умиротворения…

Кату-Ярык. Река Чулышман протекает в своеобразном каньоне. Высокие хребты ограждают долину и от прохладных ветров, и от незваных гостей-путешественников. Вода, солнце и время создали множество необычных урочищ на Чулышмане, самые знаменитые из которых — долина каменных грибов и водопад Учар. Каменные глыбы на тоненьких, словно песочных, ножках и широкая лестница вспененной воды, уходящая в небо...

Но путь к красотам лежал через преодоления. Сначала мы об этом не подозревали и по-детски наслаждались «марсианскими» просторами: бегали по розовым, бордовым и желтоватым склонам, воображая себя героями Мэтта Дэймона. Целая долина разноцветных скал, невообразимо исчерченных белыми осадочными слоями, подстёгивала фантазию... Следующим по пути было Гейзерное озеро — огромный родник-кипун среди высокого хвойного леса, совсем не похожего на привычные алтайские пейзажи. Бирюзовое ровное дно постоянно меняет рисунок: то вырвется наружу очередной фонтан, то блеснёт из-за туч солнышко. Смущала только очередь выстроившихся для селфи туристов.

После Ак-Таша свернули на Улаган, а там и затяжной Улаганский перевал. Узкая дорога, крутые виражи, разглядывать пейзажи некогда — взгляд прикован к дороге.

— Вот знаменитые Красные ворота, — Павел показывает на высокие красноватые скалы, нависающие слева и справа над трассой, — раньше говорили, что за ними кончается Советская власть…

И его словам верится легко. Наш путь лежит к самому экстремальному алтайскому перевалу. Читая историю Кату-Ярык, невольно поражаешься, как это может быть, чтобы в XX веке целый населённый район был отрезан от автомобильного сообщения. Спуск в долину Чулышмана стал возможен только в 1989 году благодаря инициативе директора совхоза «Советский Алтай» А.В. Санаа и личной воле и самоотверженности бульдозериста А.А. Уханова. На страничке путеводителя читаем предостережение: «..Если ваш автомобиль не оснащён полным приводом, не рискуйте спускаться по перевалу, подняться обратно вы уже не сможете».

Ещё бы — три с половиной километра лабиринта, вписанных в склон наклоном в 70 %...

На смотровой площадке перед спуском мы проводили последний солнечный луч. Домики и дорожная сеть внизу у реки казались миром лилипутов. Нет, даже муравьёв! Спускались без пассажиров, и милосердные сумерки скрыли крутизну обрыва, дымящегося туманом то справа, то слева по борту. Свет фар выхватывал стремительно падающую вниз серую полоску, на которой даже с пешеходом-то не разойдёшься. 12 минут спуска, 9 крутых поворотов, и мы переводим дух внизу. А сзади по склону медленно ползёт гирлянда карманных фонариков…

Телецкое. Самое крупное озеро Алтая, шестое по глубине в России, однозначно должно было стать изюминкой нашего путешествия. Главный приток Телецкого озера — река Чулышман — уже пленила нас своей долиной. Тополиные аллеи вдоль перекатов, сочные зелёные луга, высокие хребты, лежащие, казалось, у самого берега. Но когда мы пошли на призывный крик журавлей-красавок, путь по долине до подножия хребта занял почти час…

Три дня, проведённые в долине Чулышмана, открыли нам ещё один из алтайских миров. В нём, вопреки законам гравитации, огромные глыбы застыли в неестественном висе на опорах из ПГС — Каменные грибы.
Река Чульча будто выпрыгивает с нагорья навстречу Чулышману и, спотыкаясь и ворча, бежит по ступеням Учарского водопада. Пойменные луга, в отличие от Чуйской степи, полны сочных трав и жизни, по ним, словно ковбои, тёмно-бронзовые от загара алтайцы гонят в загон строптивых жеребцов. Река плещется хариусом, а на её берегу стоит пункт исполнения сокровенных желаний туриста — БАНЯ. А после бани можно полежать на кровати в домике под крышей и, отбросив спальник, наслаждаться теплотой ночи.

Третий день мы посвятили встрече с Алтын-Кулем — Золотым озером, как называют Телецкое. Дорога вниз по Чулышману оказалась непростой по проходимости, хотя и соединяла сёла со странными названиями: Коо, Балыкча. В конце концов, мы выехали к песчаной дельте Чулышмана. Каменистое дно реки, осложнявшее купание в среднем течении, превратилось в песок, приятный как для захода в реку, так и для принятия солнечных ванн – началось Озеро. Огромная масса воды, стиснутая с запада и востока горами, казалось, не могла найти выхода, но, обессилев от борьбы, вяло накатывала на песок. Дожидаться, когда озеро станет золотым, времени уже не было — нас звала дорога, вновь к извивающемуся перевалу Кату-Ярык, подъём по которому оказался не легче спуска.

На штурманском кресле я до судорог сжимал рычаг понижающей передачи, который трижды ударял в мою ладонь, стремясь вырваться из-под контроля. И радуга на фоне закатных туч была достойной наградой всем нам, бросившим вызов дороге...

Алексей Дерюгин, директор ЦДО. Фото: Сергей Булдаков, Марина Буйновская, Адам Поровски

Реклама
Радио Моя Удмуртия
Интернет-версия газеты содержит наиболее важные с точки зрения редакции материалы номера печатного варианта издания

Положение об использованиии материалов сайта | Положение о конфиденциальности | Made in MITTEC. О сайте