На обложку | Главный сайт | Официальная информация | Абитуриентам | Наука | Молодежный НИП | Научные школы УдГУ | Научные конференции УдГУ | Международная деятельность | Воткинский филиал | English site | Финно-угорский НОЦ | Центр Трансфера Технологий | Газета Удмуртский университет | Газета Универ.RU
Удмуртский университет
6 (223)
Tuesday,
27 June 2017

Настройся на лучшее

Степи, горы, птицы, люди...


Южно-казахстанские заметки


Поездка в Южный Казахстан — 1200 километров дорог, более 160 видов встреченных птиц, сотни насекомых, цветущие поля тюльпанов и маков…


С 6 по 21 мая в Аксу-Жабаглинском заповеднике проходили курсы повышения квалификации «Метапредметный подход в обучении на примере комплексного изучения памятников природы». Программа, хорошо зарекомендовавшая себя в выездном формате в окрестностях Байкала, в этом году была реализована в Казахстане!


Поездка в Казахстан планировалась ещё три года назад как масштабная орнитологическая экспедиция. Территория, где пересекаются миграционные пути более 500 видов птиц, — перспективная площадка для постижения систематики, экологии и поведения пернатых. Недаром победителями Евразийского орнитологического конкурса «Большой год» стали казахстанские любители птиц. Поэтому путешествие в Аксу-Жабаглинский заповедник (Южно-Казахстанская область) стало уникальной возможностью не только расширить экологический кругозор, но и отработать навыки наблюдений в природной среде, потренироваться в определении, фотографировании и учёте птиц.


Ассоциация сохранения биоразнообразия Казахстана помогла разработать программу тура, оптимизировать маршрут, дополнить его историческими достопримечательностями. Однако выяснилось, что самый благоприятный для погружения в казахстанскую природу период (май) одновременно является и самым загруженным у главной категории слушателей — преподавателей школ. К счастью, на выручку пришли университетские преподаватели, активно поддержавшие проект, и в мае сформировалась необходимая для обеспечения рентабельности группа путешественников.


Путешествие на поезде от Агрыза до Петропавловска и далее, от Петропавловска до Туркестана (город в Южно-Казахстанской области), не показалось утомительным. Две ночи и три дня через сменяющиеся ландшафты, созерцание заоконных пейзажей, изучение станционных вокзалов и наблюдение за пассажирами — всё это оживляло времяпровождение, помогало адаптироваться к новой действительности. Только представьте: сибирские реки Тобол и Ишим, Казахский мелкосопочник, пустыня Бетпак-Дала, озеро Балхаш, города Караганда, Кокшетау, Астана!


Дальше было ещё интереснее — на комфортабельном автобусе от одного памятника природы к другому, и каждый день — новый объект. Живописные озёра, перекликающиеся птичьим многоголосием: Шошкаколь, Акколь, Кызылколь, горное ущелье Беркара — оазис среди горной степи, хребты Каратау и Таласский Алатау, полукилометровый каньон Аксу, таинственная пещера Ак-мечеть. И в каждом месте свой мир, свои птицы и растения, своя уникальная атмосфера.


Аксу-Жабаглинский заповедник встретил нас цветущими тюльпанами и парящими грифами. Чёрный гриф и сипы, стервятник и бородач — целый воздушный парад в нашу честь! А провожала нас Природа проливным ливнем, и за минуты до громовых раскатов на склон вышел хозяин здешних хребтов и ущелий — тянь-шаньский белокоготный медведь (актырнак)! Такие чудесные сюрпризы уготовила нам богатая на контрасты природа Южного Казахстана: и поизнывали мы от нестерпимой жары, и попромокали до ниточки под горной грозой, и попили компот на солоноватой воде степных речушек.


А ещё показалось удивительным и впечатлило понимание, что прикоснулся к совершенно особой народной культуре — да, стелющейся по советскому асфальту, но корнями живущей в незримой и плодородной почве…


— Вы иностранец? — спросил меня казахский мальчик с большим смартфоном.


— Нет, — улыбнулся я, — я из России.


— А можно с вами сфотографироваться? — снова спросил мальчуган и вытянул руку для сэлфи.


— Да, конечно, — ответил я и подумал, что Россия давно уже не Союз, а самая настоящая заграница. И хотя отношение к русским отличается от отношения к англичанам и американцам, это отличие скорее сродни разной степени родства в большой казахской семье.


Вспоминается случай в первый день нашего путешествия. Слегка ошалелые от навалившейся экзотики, мы спешили оказаться как можно южнее, чтобы в полной красе ощутить дыхание Кызылкумов, настоящей песчаной пустыни. Чем ближе мы приближались к заветной точке, тем скорее близился к закату день. Прямо на юге разрасталась чёрная грозовая туча, с каждым километром становившаяся всё более зловещей. Мы понимали, как полезен здешней природе дождь, насколько быстро дождевая вода войдёт в иссушенную почву, поэтому смотрели на приближение грозы с беззаботным интересом. Но вот туча заняла собой всё небесное пространство, превратилась в Великую Тьму. Ветер усилился, а на горизонте забелела стена песка. Очень скоро на смену песочной стене выросла стена водяная.


Порывы ветра раскачивали микроавтобус, кусты саксаула клонились до земли, а видимость упала до 30–50 метров. Вынужденные остановиться, мы потрясённо наблюдали за вспышками молний и раскатами близкого грома. Надежда разбить на ночь палаточный лагерь таяла на глазах. Спать в машине? На сиденьях? А ужин? Оргвопросы роились у меня в голове и не находили ответа. Тем временем ливень прекратился, но ветер по-прежнему свирепствовал. Чабан, вдруг появившийся из-за кустов в окружении насквозь промокших овечек, посоветовал обратиться в одиноко стоявший у источника дом: «Собаки там злые, но хозяин добрый, глядишь, и пустит переночевать». Наш гид, казах Малик, вызвался переговорить с хозяином дома. Темнело очень быстро, а до ближайшего жилья было не менее 20 километров.


Мокрые собаки оказались совсем не злыми, хозяин дома согласился выделить две комнаты на ночлег. В доме были гости, но, несмотря на это, нам предложили ещё и место у газовой плиты, чтобы приготовить ужин. Через некоторое время вынесли низкий и длинный стол (казахи принимают пищу, сидя на полу), оказалось, он был единственным в доме. Потом вкрутили лампочку в наше жилище (дом питался от нехитрой солнечной батареи, которой хватало на освещение и розетки в стенах). Примерно через час, разомлевшие, мы восседали на устланном коврами полу вокруг богато накрытого стола (кроме ужина в ход пошли и дорожные припасы) под светом «лампочки Ильича». А за окном завывал ветер и снова накрапывал дождь. Дорогого стоил этот островок уюта среди промокшей пустыни. Но от какой-либо оплаты хозяин отказался.

— Лучшей благодарностью для меня будет то, что вам понравилось и вы остались довольны, — на следующее утро сказал он, как оказалось, единственный из всех домочадцев довольно сносно изъяснявшийся по-русски. С остальными приходилось общаться большей частью жестами. Но даже в жестах чувствовалось почтительное отношение к нечаянным гостям.
«Предложите немного тенге на мороженое дочке», — посоветовал Малик, когда мы прощались. После того как все вещи были погружены в автобус, проводить нас вышел хозяин и девочка лет 14-ти. Я протянул ей купюру в тысячу тенге и сказал, глядя на хозяина дома: «На мороженое». Девочка тоже бросила взгляд на отца.


— Ал, ал, — улыбнулся он в ответ (по-казахски это значит «возьми»). Девочка робко взяла бумажку, наши взгляды на миг встретились.


— Здравствуйте, — неуверенно поблагодарила она и снова опустила глаза...

Алексей Дерюгин, директор ЦДО. Фотографии Татьяны Мохиревой, Александра Меньшикова, Риммы Садиковой, Малика Нукусбекова, Елены Старковой

Реклама
Радио Моя Удмуртия
Интернет-версия газеты содержит наиболее важные с точки зрения редакции материалы номера печатного варианта издания

Положение об использованиии материалов сайта | Положение о конфиденциальности | Made in MITTEC. О сайте