На обложку | Главный сайт | Официальная информация | Абитуриентам | Наука | Молодежный НИП | Научные школы УдГУ | Научные конференции УдГУ | Международная деятельность | Воткинский филиал | English site | Финно-угорский НОЦ | Центр Трансфера Технологий | Газета Удмуртский университет | Газета Универ.RU
Удмуртский университет
8 (98)
Tuesday,
25 September 2007

Наука

Оружие для элиты

Удмуртия с размахом отметила 200-летие ижевского оружия. Консультантом череды праздничных мероприятий был эксперт международного класса, член Союза журналистов России, ведущий инженер-конструктор Ижевского механического завода, кандидат технических наук, доцент кафедры дизайна промышленных изделий УдГУ М. Е. Драгунов. В эти дни к многочисленным титулам Михаила Евгеньевича добавился еще один — кавалера медали ордена «За заслуги перед Отечеством» второй степени. А также закончились испытания разработанной под его руководством первой отечественной модели магазинного карабина модульной конструкции МР-142К. Этот вид оружия пользуется высоким спросом на рынке, так как его стволы можно свободно менять и получать образцы под патроны разного калибра. Сборка первой маркетинговой партии престижного карабина будет вестись на опытном производстве Ижевского механического завода.

В мастерской отца (за кульманом Е.Д. Драгунов)

В УдГУ Михаил Евгеньевич преподает более десяти лет, читая вводный курс «Конструирование в промышленном дизайне» первокурсникам ИИиД, а также ведет спецкурс «Стрелковое оружие». В этом году два его аспиранта защитили кандидатские диссертации: В. В. Матюшин и Л. Г. Ломаева. Защита Людмилы Геннадьевны, мастера группы граверов оружейной школы, состоялась в Москве, в Ученом совете Государственного университета приборостроения и информатики, а Виталия Вавиловича, дизайнера механического завода, — в ИжГТУ. Эти факты, в свою очередь, свидетельствуют о том, что М. Е. Драгунов предпринимает исследования по защите докторской диссертации. Все это и послужило темой нашей беседы сегодня, когда остался позади грандиозный праздник по поводу 200-летия ижевского стрелкового оружия.

- Михаил Евгеньевич, уровень современных оборонных технологий меняется на глазах. Стоило ли затрачивать такие громадные средства на мероприятия, связанные со стрелковым оружием?

- Я размышлял по этому поводу немало. Да, в стране созданы более мощные системы национальной безопасности, в том числе ядерный потенциал, благодаря которому в современном мире с Россией невозможно поступить так, как с Югославией. Но хотя обороноспособность страны обеспечивает совсем другая техника, трудно переоценить исторический аспект проблемы развития стрелкового оружия, который осознается нами в общечеловеческом понимании как патриотическое воспитание подрастающих поколений, как ответственность перед отцами и дедами. А это все святое. Кажется, Эйнштейну принадлежат слова: «Я вижу дальше других, потому что стою на плечах гигантов». Благодаря широкомасштабным праздничным мероприятиям рабочий Ижевск вновь приосанился, осознавая свое величие после того, как полтора десятка лет нас всех называли «совками». А мы защищали Отечество. Слава Богу, время пацифистской эйфории прошло, даже воздушное патрулирование страны возобновилось. Люди вновь ощущают гордость за свое дело, за страну, за армию.

Фото на память с Президентом

Досье. Фамилия Драгуновых родом из Нижегородской губернии, на территории которой Петр I формировал свою кавалерию: «уланы с пестрыми значками, драгуны с конскими хвостами». В петровской армии насчитывалось 33 драгунских полка. Это был любимый род войск царя за мобильность боевых действий и в конном, и в пешем строю. В драгунские соединения подбирали мужчин физически развитых – крепких, рослых, сильных. Этими всеми данными обладал и Е. Ф. Драгунов, основатель ижевской династии конструкторов-оружейников. Не случайно на армейскую службу его призвали в артиллерийский полк, где солдаты месили грязь наравне с лошадьми, впрягаясь в двухтонную гаубицу. Во время Великой Отечественной войны Евгений Федорович был оружейным мастером в части, прикрывающей Хабаровск на случай прорыва фронта японцами. Этот период можно считать началом его конструкторской карьеры. Армейский опыт послужил для кадровиков «Ижмаша» основанием направить его работать в отделе главного конструктора.

Сыновья Е.Ф. Драгунова пошли по стопам отца. Широко известен образец пистолета-пулемета «Бизон». Алексей Драгунов разработал его в соавторстве с сыном М.Т. Калашникова. Михаил Драгунов, имеющий самое непосредственное отношение к УдГУ, как конструктор заявил о себе, когда ставил на поток отцовский пистолет-пулемет «Кедр», модернизировав образец под патрон увеличенной мощности калибра 9 мм. Талантливыми инженерами стали дочери Евгения Федоровича – Елена и Людмила.

Второй момент.

Из всех видов вооружения стрелковое оружие ближе всего к человеку. Сейчас даже появилось понятие «оружейная эргономика», когда оружие становится адаптированным к человеку. Все это несет нашей отрасли широкие перспективы. Так что фамилиям Макарова и Вальтера и многим другим не грозит забвение.

- А какого конструктора, Михаил Евгеньевич, для себя Вы считаете эталоном в профессиональной деятельности, кроме отца, разумеется?

- Джона Браунинга, который выпустил серию автоматических пистолетов, ручные, станковые и крупнокалиберные пулеметы. Он стал первопроходцем в широком диапазоне стрелковой техники, создав ее классические образцы, организовав производство. По объемам охвата оружейной тематики его считают универсалом.

- Вас тоже так нередко называют. Вы разделяете мнение коллег?

- Разумеется, нет. Я продукт образовательной системы, конечно, одной из самых лучших в мире, а Браунинг — талант, самородок.

- Как Ваш отец?

- С этим соглашусь, ведь он очень органично начал конструкторскую деятельность. А было это так. Выполнив на гражданке, до призыва в армию, нормы «Ворошиловского стрелка второй ступени», отец не справился на армейской службе с начальными упражнениями курса стрельб, полагающегося перед присягой. Ему досталась винтовка с шатающимся штыком. А когда на винтовке, особенно на дульной части, что-то болтается, в цель пуля попадет разве что случайно. Он попросил разрешения привести оружие в исправное состояние. Сделал это сам и повторил упражнение на «отлично». Вместе с высокой оценкой получил должность оружейного мастера части. В резервные подразделения тогда с фронтов поступали автоматические винтовки Симонова. Они не оправдали надежд, связанных с перевооружением, и часто выходили из строя. Сколько тогда через руки начинающего специалиста прошло оружия — одному Богу известно. Но он, по воспоминаниям, ни одной не выпустил из рук — все ремонтировал.

- В этой связи, Михаил Евгеньевич, Ваш универсальный рецепт успеха «юношам, начинающим житье».

- Сразу же с первых дней учебы в вузе надо настраиваться на то, чтобы овладевать всей полнотой знаний, чтобы стать профессионалами величайшего уровня. А время дилетантов проходит. Знания — это оружие для элиты. Да, инерция еще велика как результат реформирования в социуме, но мы уже работаем в открытом рынке, и о нас судят со всей строгостью. А успех любого дела зависит от того, насколько правильно поставлена планка.

- Как Вы находили свою высоту?

- Перед глазами был всегда пример отца, его великой трудоспособности. Поучительными чертами его характера были также ощущение собственного достоинства и способность отстаивать свои позиции. А защищать можно только то, что ты хорошо делаешь. В противном случае оно никому не понадобится, если же и понадобится, то заберут, не спросив.

- Известно, Вы переводили отцу ту самую статью из международного журнала, в которой была дана первая высокая международная оценка СВД. Какова была его реакция?

- Ну ладно, — сказал он,- правильно все. Только интересно, что они понаписали бы, зная талант моего ствольщика Ивана Самойлова. На «пятерку» канал ствола знают Господь Бог, да он, а я — только на «четверочку». У него была необыкновенная взыскательность к себе, которую я стараюсь перенять, работая с образцами оружия. И он всегда по заслугам оценивал людей, работающих рядом. В авторское свидетельство добавил непосредственно работавших с ним четырех человек, хотя формально мог этого не делать. Когда его основному конкуренту на конкурсе по разработке снайперских винтовок А. Константинову понадобилась экспертиза ствола, свел его со своим Иваном Самойловым. Он всегда болел не только за себя, но за всю отрасль. Это тоже сказывалось на искомом результате.

Справка. Так писал журнал «Visier» в ноябре 1990 года: «Многие годы тайные службы НАТО ловили каждую крупицу информации о советской снайперской винтовке Драгунова. Лишь с началом Афганской войны на Запад обходными путями попало достаточное количество экземпляров для того, чтобы стало возможным разобрать и подробно описать „тайное“ оружие Варшавского пакта. Но и после этого немногочисленные экземпляры СВД ценились у западных разведслужб на вес золота».

Тем не менее, шило в мешке не утаишь, и в октябре следующего года винтовку открыто показали на международной выставке оружия в Аргентине. Все специалисты единодушно признали: равной техники в ведении снайперского боя просто нет. Винтовка СВД уже около полувека находится на вооружении страны. И главный ее феномен стал известен гораздо позже: международные эксперты даже не прогнозируют появления более совершенного образца в этом роде техники, которая является самой правдивой легендой ижевского оружия.

Секретные залпы генсеков

Как ведущий инженер-конструктор Ижевского механического завода М. Е. Драгунов провел экскурсию по уникальной экспозиции предприятия. Она состоит из охотничьих ружей, которые находились в коллекции партийных боссов советского периода. Гохран «запрятал» их в Ижевске по распоряжению еще прежнего премьера В. Павлова. Спустя годы произведениями лучших оружейников мира любуются только профессионалы — будущие, ребята из заводской оружейной школы, и конструкторы. Но и для них вход к элитному оружию на заводской территории возможен через бронированные двери, да еще и не одни.

Глаза разбегаются и останавливаются на помпезной ложе под черным лаком с золотой инкрустацией. Яркая дарственная надпись: «Другу Л. И. Брежневу. Иосип Броз Тито». Вычурное украшение не сочетается со спокойной гравировкой на прикладе. Да и лакировать охотничье ружье — не резон. Модель, надо думать, редкостная, но оформление как у елочного украшения. Рядом с помпезным аристократом только выигрывает элитное ружьё знаменитой бельгийской фирмы «Лебо-Куралли». Гравировка в стиле арабесок, но никаких драгметаллов, что смотрится очень благородно. Кстати, в свое время эта фирма была поставщиком стволов императорского двора Николая II, страстного охотника. Экземплярам, хранящимся теперь в заводском музее, на охоте побывать не удалось — оба как новенькие.

"Домоседками" остались и тульские двустволки с традиционной советской символикой, добротный американский карабин с оптическим прицелом, новенький «Иж-54» — одна из лучших моделей ижевских оружейников тех лет.

Более 40 ружей, стрелявших разве что на заводских испытаниях, хранится в закрытом для посетителей музее. Особняком в их ряду стоит лишь чешская двустволка «Супер-Брно». Не тем, что она оформлена без излишеств, а изрядной потертостью. Похоже, она была участницей «царских охот». И, возможно, принадлежала прежнему министру обороны Дмитрию Устинову. На ложе прочитывается аббревиатура: ДФУ.

Время справедливо распорядилось, отправив ружья в признанную в мире оружейную школу. По крайней мере, четырнадцатилетние мальчишки с первых дней учебы могут увидеть горизонты своей профессии, кажущиеся им пока недостижимыми. А эти горизонты открыты легендарными ижевскими оружейниками.

Вера Краснова

Реклама
Радио Моя Удмуртия
Интернет-версия газеты содержит наиболее важные с точки зрения редакции материалы номера печатного варианта издания

Положение об использованиии материалов сайта | Положение о конфиденциальности | Made in MITTEC. О сайте